Мировая премьера балета THE GREAT GATSBY

На сцене
co-founder and co-artistic director of Complexions Contemporary Ballet
Звезда мирового балета

МИРОВАЯ ПРЕМЬЕРА

Первый Украинский балетный проект международного уровня. Событие, которое весь мир ждет уже больше года, но впервые его увидят именно в Украине!

Балет над созданием которого работали лучшие из лучших.

Композитор: Константин Меладзе

Автор либретто и хореограф: Дуайт Роден

Художественный руководитель и исполнитель главной партии: Денис Матвиенко.

THE GREAT GATSBY - это больше, чем балет!

THE GREAT GATSBY - хореографическое шоу, сочетающее в себе сильные стороны параллельно существующих видов искусства: классического балета, современного танца и кинематографа.

Основной концепцией THE GREAT GATSBY является выход за рамки уже существующих жанров для создания абсолютно нового направления, не скованного правилами и границами!

Команда THE GREAT GATSBY состоит из тех, кто добился наивысших результатов в своем деле и готов двигаться дальше, создавая нечто совершенно новое.

В команду проекта вошел Константин Меладзе - лучший эстрадный композитор, чья музыка имеет огромный успех на постсоветском пространстве. Дуайт Роден - «самый востребованный хореограф современности» (по версии газеты New York Times), который работает с Цирком Дю Солей, ставит шоу для Принца, U2 и Ленни Кравица, танцевальные сцены для голливудских кинофильмов. И самый титулованный украинский танцовщик, единственный в мире обладатель четырех Гран-при ведущих балетных конкурсов - Денис Матвиенко.

В балете задействованы не только украинские и российские артисты, но и артисты всемирно известной американской труппы Complexions Contemporary Ballet.

Алена Матвиенко, продюсер: «Впервые зрители в Украине увидят балетный проект такого уровня! Я убеждена в том, что THE GREAT GATSBY поразит своей зрелищностью.

Мы гордимся тем, что театральный проект международного масштаба был создан именно в Украине. С самого начала работы THE GREAT GATSBY вызвал безумный интерес у экспертов со всего мира, поэтому мы уже имеем плотный гастрольный график на 2015 год. Мы хотим сделать так, чтобы об Украине в мире говорили не только в контексте печальных событий. Мы стремимся добиться того, чтобы Украину знали и как страну, театральный продукт которой может конкурировать с самыми известными театральными компаниями мира».

http://gatsbyballet.com/

Отзывы
Продюсер Алена Матвиенко уверена, что Украина должна работать над тем, чтобы в международном информационном поле ассоциироваться не только с войной
Балетный продюсер Алена Матвиенко – о том, почему премьеру масштабного проекта Великий Гэтсби перенесли из Санкт-Петербурга в Киев

Украинка Алена Матвиенко – энергичный и эффективный балетный продюсер. За последние три с половиной года усилиями ее продюсерского центра Софит было реализовано 17 проектов. Как следствие, украинская публика получила возможность увидеть ведущих звезд мирового балета, включая Николая Цискаридзе и Нину Ананиашвили, а также посетить выступления американской балетной труппы Complexions. 

Теперь Матвиенко близка к реализации своего самого амбициозного проекта – масштабного балета Великий Гэтсби, хореографию для которого придумывает американец Дуайт Роден, а музыку пишет украинец Константин Меладзе.

Долгое время проект готовили в партнерстве с санкт-петербургским Мариинским театром. Теперь все подготовительные работы, равно как и премьеру было решено перенести в Украину.

НВ поговорило с Матвиенко о том, почему это было сделано, а также о своевременности больших культурных начинаний во время войны.

- Почему было принято решение отказаться от сотрудничества с Россией в работе над балетом Великий Гэтсби?

- Когда осенью прошлого года подготовка проекта только стартовала, нашей целью было сделать независимый международный театральный проект. Тогда же поступило предложение от Мариинского театра сделать премьеру совместно, используя их репетиционную базу, кордебалет, и солистов, а первую премьеру сделать на новой сцене Мариинский-2.

Так как у нас нет своих репетиционных площадей, нет своей труппы, а есть только солисты и хореограф, с которыми мы сотрудничаем, для нас это был максимально удобный вариант. К тому же проекту привлекался брэнд Мариинки.

Но затем случился Майдан, Крым, потом вообще началась война в восточной Украине. И мы вдруг поняли, что это абсолютно неправильно, что у проекта почти полностью украинская команда, украинские деньги и идея, а премьеру мы будем делать в России. Выражаясь языком финансистов, мы размоем акции украинские акциями Мариинского театра. В информационном пространстве это, конечно, звучало бы как премьера Мариинского театра. 

У нас начался внутренний, патриотический конфликт. Со стороны Мариинского театра негатива не было, причина не в нем. Причина в геополитической обстановке и в том, что происходит в нашей стране.

Кроме того, я думаю, что у многих в Украине есть внутренняя уверенность в том, что какие-то изменения в стране происходят, что странна меняется. Поэтому мы пришли к решению, что выпустим первый масштабный, международный, но украинский проект.

К тому же мы не зря заранее стали раскручивать этот проект – уже есть большой интерес со стороны американских и европейских импресарио. Этот проект будет представлять новую Украину. И я считаю, что сейчас это абсолютно вовремя. Последние восемь месяцев Украина у всех на слуху, но нас вовлекли в негативное информационное поле. Мы хотим, чтобы Украина могла теперь ассоциироваться с чем-то не относящимся к войне.

- В этот проект Вы вкладываете собственные деньги или привлекаете инвесторов?

- Мы привлекли инвесторов.

- Насколько трудно это было сделать в нынешних условиях?

- Инвесторов всегда сложно найти, и это касается не только культуры. Мне повезло, что мы давно дружим с Григолом Катамадзе, бывшим послом Грузии, который часто был меценатом концертов, которые проводил Продюсерский центр «Софит». Он познакомил меня с людьми, которые искренне любят театральное искусство. Но для них это не спонсорство и не меценатство, это инвестиции. Люди понимают, что проект дорогостоящий и возвращаться деньги будут долго. Они к этому готовы.

- В России балет все-таки покажете?

- Мы рассчитываем, что он будет показан. В ноябре планируется показ спектакля в Кремлевском дворце в Москве и в Большом концертном зале в Санкт-Петербурге. Ведутся переговоры по поводу Баку, Астаны, Алма-Аты. Это наш первый блок гастролей – по постсоветскому пространству. По США и Европе переговоры ведутся на 2015-й год.

Сейчас ситуация меняется постоянно, но пока российские промоутера готовы рисковать и организовывать эти спектакли. Но и в России, и в других странах, этот проект будет показан как проект made in Ukraine.

- Прошедшей весной вы должны были привезти в Киев Весну священную Эдварда Клюга, но гастроли не состоялись из-за случившегося во время революции пожара в Октябрьском дворце. Эти гастроли все же состоятся?

- Сейчас я, конечно, сконцентрирована на Гэтсби. Когда мы собирались привозить Весну священную, мы достаточно глубоко нырнули в эту историю. Мы долго не отменяли те гастроли, потому что как бы ни было тяжело, людям все равно хочется чего-то прекрасного. Но все это было до февральских событий и штурма. Кроме того, сам Эдвард позвонил мне и сказал, мол, ты же знаешь, для тебя станцую и на баррикадах, но я ответственен за людей. Я не могла настаивать

Проблема в том, что в Киеве просто нет подходящих площадок. Есть Дворец Украина, который подойдет для Гэтсби, потому что это масштабный спектакль. А Весна священнаяболее камерная, я бы не хотела показывать его на такой большой сцене, это все-таки в первую очередь энергетика, которая на такой большой площадке будет рассеиваться. Еще есть Национальная опера и есть Октябрьский. До Майдана в Октябрьском и так не было необходимого технического оснащения, нужно было арендовать абсолютно все. А сейчас не знаю, насколько они смогли его восстановить. Я надеюсь вернуться все-таки к этому балету.

- Когда, по-Вашему, возродится гастрольный рынок в Украине?

- Если говорить о приезде западных звезд, то, я уверена, все произошедшие отмены – это вопрос страховки. Ни одна страховая компания не пойдет на такие риски. За годы независимости Украина не сделала ничего, чтобы мир понимал, что такое Украина. Поэтому для них нет разницы – Донецк это, Луганск или Киев. Они в большинстве своем не понимают масштабов страны, поэтому если есть война на востоке Украины, это рассматривается как война во всей Украине. Когда уйдет этот фактор, гастроли вернутся. 

Если говорить с точки зрения потерь в афишной сетке, сейчас есть шанс у наших артистов заполнить эту нишу. Но для того, чтобы ее полноценно заполнить, они должны выйти на другое качество.

Украина получила сейчас карт-бланш интереса к себе. Поддержать теперь его надо не политическими скандалами, а инновационными и культурными проектами. Чего не нужно сейчас делать, так это спекулировать на теме Майдана. Во-первых, это обесценивает сам Майдан, а во-вторых, становится пошло. Интерес западной публики долго на этом не продержать.

Мы должны конвертировать происходящий сейчас ужас в бонусы для Украины. Мы прошли через эту кровь, но теперь должны доказать миру, что через эту кровь мы, во-первых, очистились, во-вторых, возродились. Если мы просто нахлебались крови, то останемся ни с чем. В конце концов в Африке гибнет гораздо больше людей, как бы цинично это не звучало.

Эти жизни, которые были потеряны, кроме нас никто ценить не будет. Если мы на них наплюем, то так сделает и мир. А потом мы будем обижаться, что они «глубоко обеспокоены». А действительно, почему они должны не спать по поводу нас, мы что, не спим по поводу голодающих детей в Африке?

- Сейчас  в украинские министерства пришли новые люди. Какие шаги должны быть первоочередным в сфере культуры?

-Должны быть пересмотрены принципы работы государственных театров. Все эти годы культура у нас финансировалась по совковому принципу. Но если в Советском Союзе отдавали себе отчет в том, что культура – это движок пропагандистской машины, то в Украине вся политическая подоплека ушла, а финансирование по привычке осталось.

Но если государство финансирует эти структуры, они должны выполнять свои функции. Это значит, что если театр имеет статус национального, то он должен быть не просто хорошо покрашен, но и выполнять две задачи. Во-первых, поднимать уровень культуры в государстве, прививать вкус. Для этого продукт должен быть качественным и интересным, привлекать нового зрителя и не терять старого. Во-вторых, должна быть внешняя политика театра. Театр, получая финансирование от государства, должен представлять его на международной арене.

Задайте в поисковике National Opera of Ukraine, вы найдете туристические сайты, как правило, это украинские которые имеют англоязычную страничку. Вы узнаете, что это историческое здание на Владимирской,50. И это все, чем ограничивается присутствие Национальной оперы Украины в международном пространстве. То же самое касается других театров.

Если драматические театры по сути своей менее ориентированы вовне, потому что это вербальное искусство, то музыкальные театры – это театры, производящие космополитичный продукт, понятные везде. Если музыкальный театр не является востребованным, значит, как у Жванецкого, надо что-то менять в консерватории и не прикрываться отсутствием финансирования.

Вы знаете, что бюджет пяти национальных театров в Украине в 2013-м году составлял около 570 млн грн? Если государство дает эти деньги, оно должно требовать продукт. Не нужно, чтобы какой-то высокопоставленный чиновник оценивал качество спектакля, оно должно контролироваться присутствие бренда на международной арене. А так это финансирование ощущают на себе такие персоны, как генеральный директор Национальной оперы Чуприна и его помощники, но никак не зритель или государство. Да и не рядовые работники театра.

- 570 млн – это много или мало?

- Этого вполне достаточно. Эти театры никогда не ставили перед собой задачу заработать. Перед ними и не нужно ставить цель быть прибыльными, но они должны сами зарабатывать на премьеры.

За последний год из оперного театра ушли 30 человек, в основном они пополнили ряды Мариинского театра, Музыкального театра имени Станиславского, Будапештской оперы. Далеко не всегда в тех театрах, куда они приходят, им дают лучшую позицию в иерархии, потому что наш театр давно, к сожалению, не котируется. Но они готовы уйти, потому что артист растет от роли к роли. Если ему не дают новых интересных спектаклей, он или опускается, или начинает искать то место, где ему дадут реализоваться.

Говорят, что Украина чуть ли не на первом месте по аутсорсингу в мире, и это приятно радует и греет душу тем, что у нас такие мозги и таланты. Но они не представляют Украину.

- Вы встречались с новым министром культуры?

- Недавно у меня состоялась первая встреча с ним, обсуждали мое видение функций театра. Мне он показался адекватным человеком, другое дело, что на него навалено слишком много всего.

Когда ты приходишь выгребать такие авгиевы конюшни, самое главное – это адекватность, желание что-то делать и сильная команда, которая бы работала в заданном направлении. Нужны специалисты, которые будут помогать разобраться в причинах проблем в каждой отдельной области. Очень нужна сильная юридическая поддержка, потому что законодательных изменений в области культуры у нас давно не проводилось.

Одна из моих идей заключается в том, что при национальных театрах должны быть созданы попечительские и наблюдательные советы. Это такой орган, состоящий из людей разных сфер, который будет глобально контролировать исполнение функций национальных театров, потому что они очень важны для страны.

Я подняла законодательную базу и выяснила, что еще в 1990-х годах был создан такой орган. Но половина членов этого наблюдательного совета уже в буквальном смысле мертвы. То есть создали его формально.

На самом деле же такие органы создаются, чтобы размывать акции дирекции и не позволять ей устанавливать тоталитарное правление. Попечительские советы есть во всех крупнейших мировых театрах, и это правильно. С какими бы намерениями не приходил директор театра, в какой-то момент он начинает реализовывать свое субъективное видение, и оно не всегда правильное. Ведь никто не идеален. Разве только это не авторский театр, как например театр Бориса Эйфмана. В таком случае это его театр, и он может допускать любые ошибки, потому что это его имя стоит на вывеске театра. Во всех остальных случаях руководители – это менеджеры, которые должны выполнять свою функцию, и их должны контролировать.

Постоянный адрес ссылки

 

Оксана Мамченкова/ Новое Время

Прем’єра "Великого Гетсбі" відбудеться в Україні, а не в Росії. Проект буде таки українським

Прем’єра балету "Великий Гетсбі" відбудеться в Києві, а не в Маріїнському театрі (Санкт-Петербург), як про це було домовлено раніше. Про це "Українській правді. Життя" розповіла продюсер проекту Олена Матвієнко. "Це українська, ідея, українські гроші, ядро проекту – українці. Але чомусь прем’єру ми вирішили проводити в Росії", - розповіла сестра найбільш титулованого українського танцівника Дениса Матвієнка.
 
За словами Олени, проект задумувався наприкінці 2012 року, вже у вересні 2013 організатори визначились з учасниками і приступили до реалізації. До старту проекту і прес-конференції генеральний директор Маріїнського театру зацікавився ним і запропонував співпрацю, а прем’єру провести у Санкт-Петербурзі.
 
"Від Маріїнського театру ми отримували репетиційні площі, артистів, оркестр і нову сцену для прем’єр. Більше того, нам мали виплатити гонорар за прем’єру. Але потім стався Майдан, анексія Криму і війна на Сході. Ми вирішили відмовитись від прем’єри в Маріїнці. Адже "Великий Гетсбі" – це український продукт", - пояснила Олена Матвієнко.
 
"Ми всі вирішили, що робимо "Made in Ukraine", чи як ми тепер кажемо Made in new Ukraine", - каже продюсер і додає, що це буде проектом, який представлятиме Україну у світі – після Києва балет поїде гастролями закордон.
 
Вона пояснює, що кошти на "Великого Гетсбі" надають українські бізнесмени. Через прийняття рішення робити прем’єру в Україні, бюджет проекту (він вже перевалив за мільйон доларів) роздувається, але спонсори на це пішли з патріотичним міркувань.
 
"В Маріїнці ми могли нічим не перейматись – там все є – репетиційні площі, артисти, сцена, ми проводимо прем’єру і ще й гонорар отримуємо, а тут – ми беремо всі ризики на себе, беремо додаткові витрати", - каже Олена Матвієнко.
 
Про своє рішення українці вже повідомили "Маріїнський театр" і там до нього поставились з розумінням.
 
"Маріїнський театр" не винуватий у тому, що відбувається між нашими країнами. Нам сказали, "ми вас розуміємо і сподіваємось, що всі ці події не відмінять саму прем’єру взагалі", - розповідає Олена.
 
За словами продюсера, в Києві бракує репетиційних площадок – зараз артисти тренуються у Будинку вчителя, але коли закінчаться канікули і розпочнуться гуртки, продюсер ще не вирішила, де проводитимуть репетиції танцівники.
 
"Але ми пішли на все це свідомо, ми знаємо специфіку роботу в України. У нас нема репетиційних площадок, ми їх орендуємо, і це роздуває бюджет. Ми змушені платити артистам за репетиційний період, для іногородніх ми знімаємо квартири. Це все гроші. Є ще питання прем’єри", - пояснює Олена Матвієнко.
 
"У нас є театр оперети. Він не підходить – маленький зал, сцена невелика. Є оперний театр зі своїми проблемами і тому я навіть не хочу це розглядати. Та й всі театри раніше будувались під оперу, балет було чимсь таким собі. Відповідно, головним був звук, а не видимість. Там обмежена кількість місць, з яких добре видно. Для того, аби оплатити гонорари артистам, треба встановлювати дуже високі ціни, а ми на це не можемо піти. Залишається Жовтневий палац – там зал хороший, але він ще не відновлений після атаки Беркуту, і не оснащений технічно, а тому не підходить. Тому –  Палац Україна. Там і буде прем’єра. Великий концертний зал, технічно оснащений. Зі своєю специфікою, але там можна зробити нижчою ціну, і він хоч якось технічно оснащений. Прем’єра відбудеться 28-29 жовтня", - розповіла продюсер.
 
Ще одна проблема, з якою стикались автори проекту "Великий Гетсбі" – майже відсутнє фрілансерство серед артистів.
 
"Тому що в Україні така політика театрів, у них працюють по двадцять років. Лише найбільш амбіційні виїжджають. У нас нема системи найму, аби оновлювався контракт. Відповідно через цю закостенілість системи люди бояться втратити місце", - розповідає Олена Матвієнко.
 
 
На запитання про співпрацю з Національною оперою, продюсер відповіла, що її нема. 
 
"Якби у мене була можливість зробити співпрацю з оперою – я була б рада, по одній простій причині – там найкращі танцівникии, які є в нашій країні. Там танцівники, яких я знаю, і можу сказати, хто ким може бути, і тим більше це може сказати Денис без будь-яких кастингів", - сказала Олена.
 
Але Національна опера, з якої рік тому зі скандалом звільнився Денис Матвієнко, не йде на контакт. Більше того, артисти звідти бояться брати участь у "Великому Гетсбі", бо за це їх можуть звільнити.
 
"Вони нам не пробачили, що ми зробили все це публічно. Що наважились давати інтерв’ю. вони ж звикли робити все тихо, і чим тихіше тим краще. Тому у Національній опері це сприйняли як особисту образу", - розповіла сестра танцівника.
 
За її словами, після звільнення Дениса з Національної опери, її покинуло більше 30 артистів.
 
"Пішли найкращі, і вони пішли з найкращого театру країни, значить, куди вони пішли? В іншу країну. Більша частина пішла в Маріїнський театр. Ми продовжуємо постачати найкращих танцівників закордону", - сказала Олена.
 
На запитання про те, що виходить, що через Дениса вони пішли, продюсер відповіла:
 
"Вони не за Денисом пішли, вони ж не курчата. Просто різниця у роботі за часів Дениса і після нього в опері була надто разюча", - додала Олена Матвієнко.
 
Матеріал УП Життя

 

 

Алёна Матвиенко: «По результатам теста я – Гэтсби»

Алёна Матвиенко: «По результатам теста я – Гэтсби»
 

Алёна, в прошлом году на два премьерных показа балета

«Великий Гэтсби» в Киеве билеты были раскуплены за пару месяцев до начала.  Cудя по тому, что в зале снова наблюдался аншлаг, киевляне даже в кризис не готовы отказываться от искусства. Будут ли ещё спектакли в Киеве и когда?

У нас и на февральские спектакли все билеты были раскуплены (улыбается). Может быть в битве “холодильник VS телевизор” и побеждает холодильник, но вот в борьбе с положительными и яркими эмоциями холодильник проиграет. Чем больше проблем в жизни, чем больше в жизни негатива или рутины, тем больше людям хочется так сказать подзарядиться эмоциями. И желательно, чтобы эти эмоции несли положительный заряд. Думаю, что осенью мы повторим показ спектакля в Киеве.

Балет – как популярный вид искусства в Украине, на Ваш взгляд, ещё мечта или явление уже ближе к реальности?

Ну, если судить по аншлагам во Дворце Украина, то скорее это ближе к реальности. Другое дело, что Киев - это далеко не вся Украина. И дело не в разнице публике, а в том, что за редким исключением в большей части Украины балет никто и не видел то толком. Как может быть популярным то, о чем большинство не знает?

Для такого масштабного международного проекта подготовка идёт не один месяц. За какой период в сложности от идеи до премьеры был создан «Великий Гэтсби»?

Если считать с момента зарождения идеи, то за два года.

Во время пресс-конференции в прошлом году Вы сказали, что до сих пор до конца не посчитали точный бюджет постановки. Сейчас Вы можете озвучить эту сумму?

До копейки - нет. Но по сути, озвученный мною бюджет - реальный. Чуть более одного млн долларов.

Знаю, что наравне с романом Френсиса Скотта Фицджеральда рассматривались ещё некоторые другие литературные основы будущего балета. Если не секрет, какие произведения это были?

Не секрет, но все варианты уже не упомню. Лично я предлагала в числе прочих “Портрет Дориана Грэя”

Чтобы было самым сложным в проекте, а что наоборот, далось легко?

Все было интересным, даже сложности. Сложность, которая действительно портила нервы - работа профессиональной команды в аматорских условиях. Другие условия для негосударственного культурного сектора в нашей стране, к сожалению, пока невозможны.

Когда собирается такое количество творческих участников в одном проекте, конфликты неизбежны. Как достигали согласия? 

 alenamatvinterview04

Просто находили общий язык, достигали компромиссов. К тому же, когда все участники горят одним проектом, согласие достигается легче. К тому же, практически для всех участников этот проект был в своем роде экспериментом, выходом за пределы привычного. А в таких условиях личные амбиции, как правило, отходят на второй план.

Вашего брата Дениса часто спрашивают, как ему работается с женой Анастасией. Как Вам, Алёна, работается с родным братом?

Есть свои плюсы и минусы.  На самом деле, работается с ним интересно, но нелегко, как и всегда с родными людьми. Я не могу быть с ним зачастую достаточно жесткой, как продюсер, а он мне зачастую прощает те ошибки, которые, возможно, не спустил другом продюсеру. Может, поэтому мы и успешны? Так что, трудно сказать, плюсы это или минусы.

После Киева «Великого Гэтсби» презентовали в Одессе, Санкт-Петербурге и Москве. Почувствовали ли Вы разницу в восприятии балета зрителями в разных городах?

У публики в разных странах и городах всегда есть свои особенности. Но это касалось в нашем случае скорее не восприятия, а демонстрации эмоций, внешними проявлениями, я бы сказала.

Алёна, в какой момент Вы поняли, что проект обречён на успех?

В момент, когда мы его задумали. Иначе, зачем браться?!

«Великий Гэтсби» оправдал ожидания его создателей?

Спектакль - это как ребенок: после всех мук и препятствий разве он может не оправдать? Конечно, если это желанный ребенок. А наш “Великий Гэтсби” был желанным и ожидаемым. Другое дело, что, как и в случае с ребенком, ты его не бросаешь, а продолжаешь с ним жить, пытаться сделать лучше и т.д.

Вы экономист по образованию, а сейчас  продюсер. Не было ли в вашей жизни возможности творческого или даже артистического профессионального пути? Ведь Ваша семья и искусство тесно связаны.

Желание и возможности пойти по этому пути были, но обстоятельства не позволили. Хотя, став продюсером, я наверстала упущенное. Моя работа очень творческая.

С чего начинается и как проходит обычный рабочий день обычного балетного продюсера?

Начинается с кофе, а проходит по разному, как и у всех обычных людей. Необычные дни тогда, когда работаешь над необычными проектами. Но бывают же и обычные дни.

Алёна, в качестве зрителя в театре бываете? Что смотрели в последний раз?

 alenamatvinterview01

Как правило, хожу на балеты. Последний раз в качестве зрителя смотрела “Великий Гэтсби”. Стараюсь всегда быть в зале и на своих проектах. Во-первых, каждый проект мне интересен, как зрителю, а во-вторых, если не быть зрителем, то никогда и не поймешь, интересно ли зрителям то, что интересно продюсеру.

Бытует мнение, что продюсер, это не совсем женская профессия. Вы с этим согласны?

Не согласна. Если профессия не имеет ограничений по физиологическим особенностям, то при чем тут пол?

У балетного продюсера есть свободное время? Как любите отдыхать?

Есть, конечно. Люблю просто побыть дома в тишине, если свободного времени выпадает день-два. Если больше - предпочитаю уехать в другую страну. Очень люблю путешествовать.

На официальном сайте проекта есть интересный тест на определение, какой ты персонаж из книги. У Вас есть герой, которому Вы симпатизируете больше других?

По результатам теста я – Гэтсби.

Правда, что с романом Френсиса Скотта Фицджеральда Вы познакомились после просмотра всех экранизаций?

Какая из пяти экранизаций Вам понравилась больше всего?

Да. И с Робертом Рэдфордом и с Леонардо ДиКаприо. Просто это разные экранизации и разные актерские составы, которые для меня равнозначны по мощи таланта.

Какими ещё проектами, кроме «Гэтсби» живет сейчас ваш продюсерский центр?

Планами и борьбой с кризисом. А главная наша борьбы - борьба с застоем в отечественной культурной среде.

 Чем сейчас занят Фонд развития искусства им. Дениса Матвиенко?

Работает, старается поддерживать молодых артистов, детские балетные конкурсы в Украине. 7-9 марта в Киеве проходил Международный балетный конкурс артистов балета «Мысль-Поток». От Фонда Дениса Матвиенко на этом конкурсе вручалось две премии. У нас очень много планов и идей. Работаем сейчас и над проектом образовательных лекций о балете. Надеюсь, что у нас получится его очень скоро реализовать.

 

Ярослава Матвеенко

Подписаться на рассылку